May 10th, 2003

Я

(no subject)

"Дело в том, что родное село Абдулхакима Исмаилова Чагар-отар располагается в нескольких километрах от дагестано-чеченской границы "Вон те тополя уже чеченские". И как во всякой приграничной зоне, отзвуки войны в прямом и переносном смысле слышны здесь особенно хорошо. Людей и скот воруют интенсивно. Однажды увели бычка и со двора Исмаиловых.

Так как Абдулхаким Исакович - личность видная, авторитетная и уважаемая, причем по обе стороны дагестано-чеченской границы, обращались к нему за помощью родственники взятых в заложники людей. Ветеран сделал все, что смог. Проехал по окрестным селам, кинул клич и попросил лично от себя: "Если где-то у вас держат пленных - пусть отпустят". И сработало. Нескольких ребят-заложников отдали без выкупа.

А однажды, еще после первой чеченской войны, герой войны Отечественной очень напугал своих детей - уехал с представителями Аслана Масхадова в Грозный. Чеченцы, правда, обещали вернуть его час в час через сутки. Решили дожидаться. Те обещание свое сдержали. Потом оказалось, что Масхадов задумал использовать авторитет Героя России в своих пропагандистских целях. Сначала принял его со всеми почестями у себя в доме в Новых Атагах, а потом повез в разбомбленный Грозный. Показывал на руины и спрашивал: "Похоже на Сталинград после бомбежек?" Но критики в адрес России и федеральных войск президент Ичкерии в ответ не дождался. Он услышал о том, какие бедствия терпит простой народ Дагестана от тревожного соседства со свободной Чечней, о грабежах и разбоях, торговле людьми... И о том бычке, которого увели у самого ветерана. На все обвинения Масхадов ничего не ответил и только с этой пропажей обещал разобраться. Недели через две какие-то люди пригнали ко двору Исмаиловых чуть ли не целое стадо. Но Абдулхаким Исакович отказался: "Моего тут нет, а чужих мне не нужно".


"Независимая газета" 83 (2145) 7 мая 2000 г.